Сантерия-отличие от западно-африканской традиции Ифа (Ориша) (часть 2)

Африканская Ифа – это прежде всего гибкость и умение эффективно взаимодействовать с духом местности. Как известно, два не тождественных элемента, вступая в реакцию, всегда порождают нечто новое. Так Ифа появилась, например, на Кубе. И если вы следуете Ифа, адаптированной к определенной местности, вы получите инструкции и руководства, результативные и гармоничные с духом данной конкретной территории. Таким образом, на мой взгляд, лучше адаптировать чисто традиционную африканскую практику Ифа вне Африки, она со временем приобретет взаимодействие с духом местности, что даст наибольшую эффективность ее проявления. Статья для думающих и понимающих людей где находится исток традиции и почему возникает клевета, искажение традиции, потеря духовности. Это было всегда и будет пока людьми руководит эго.

Деление Гаваны

Есть большие различия и также сходства между кубинской Сантерией (Оча-Ифа) и африканской практикой Ифа-Ориша. В настоящий момент практики следующие путем древней религии Ифа-Ориша не кубинского происхождения, ничем не отличаются от людей практикующих Ифа-Ориша в Африке: предсказание, молитвы, медицина, магические мыла, заклинания, посвящения, жертвоприношение и т.д. будут идентичны тому, как это делают в Африке. Существует ошибочное представление, что практика Сантерия (Regla de Ocha) на Кубе сохранила свою идентичность с африканской практикой Ифа в Африке. Это ошибочное представление подается людьми, которые никогда не были в Африке сосредоточенные больше на материальной выгоде, нежели на духовном росте.
Кубинская и африканская Ифа к настоящему моменту два разных пути, хоть и Regla de Ocha (Сантерия) была создана на основе африканской Ифа–Ориша практики, к настоящему моменту это две разные традиции. Также верно и то, что гаитянское Воду (Вуду) к настоящему времени мало похоже на африканскую практику Водун (Западная Африка). На вопрос как практика Водун в Западной Африке отличается от практики Воду на ост. Гаити, жрица африканской традиции Mama Zogbe отвечает: «Практика и структура Водун религии в Западной Африке отличается от региона и этнических групп. Африканская религия Водун не включает никаких западных религий наподобии католицизма и неафриканских практик. Можно найти родственные отношения между Ифа-Ориша, традицией йоруба, и Дагомейским Водун (Бенин, Того, Гана), которые имеют практическое применение в настоящее время в Африке, чем между Дагомейским Водун и гаитянинским Воду (Вуду)».
Анализируя многие антропологические работы можно сделать вывод, что на кубинскую Ифа-Ориша традицию ныне Regla De Ocha (Сантерия) было оказано много влияний от других религиозных течений, не только католицизма. Кубинская Революция была ужасным ударом против общественного, экономического и культурного неравенства, но и приняла концептуально ошибочное положение против религиозности африканского происхождения. На формирование традиции на Кубе повлияли конфликты между практиками Гаваны и Матанзаса. Одна группа доказывала другой, что их методы инициаций более правильны.
Истории деления Гаваны и возникновение в этом процессе НОВЫХ правил РЕЛИГИИ Regla de Ocha (Сантерия) мы коснемся чуть ниже. Антрополог Natalia Bolivar изучая традиции на Кубе пишет в своих трудах, что унификации религиозных практик йоруба на Кубе присуждены Лоренсо Сама (Lorenzo Sama). Lorenzo Sama и Latuan решили унифицировать различные культы йоруба, так образовалась кубинская Сантерия — Regla de Ocha.
(Источник Natalia Bolivar: “Santeria, Regla de Ocha, Ifa”, en Los orishas en Cuba, Ediciones Union, La Habana, 1990, pp. 23-26.)

Конфликт и деление Гаваны или борьба за власть

После завезения нигерийцев из Африки на ост. Куба возникли конфликты между этническими группами. Религиозная история острова Куба полная таких примеров как в Гаване, где не принимали инициации, проведенные в Матанзасе и поэтому любой, кто приезжал в Гавану и хотел легитимно практиковать, должен был пройти повторную инициацию. Жрицу Oba Tero (Ma Monserrate ‘‘Apoto’’ Gonzalez) не приняли из-за ее посвящения. Obadimeji не был принят в Гаване, и ему так же пришлось получить вторую инициацию. Cuca Odua пришлось снова пройти посвящение. Дискриминация была на Кубе и происходила среди практиков Ифа-Ориша традиции и не исчезла до наших дней. Известный Олориша (жрец Ориша) Nicolas Valentin Angarica, говорит в своей работе <Manual del Oriate> о том, что многие Ориате (коснемся этой темы позже) хотят навязать ложь. В этой книге четко прослеживаются сильные конфликты, вплоть до магических нападений и изменение изначальной африканской Ифа-Ориша традиции.

Чтобы разобраться в истории изменения африканской традиции Ифа-Ориша необходимо изучить труд Miguel Ramos «Ladivision de la Habana: Territorial Conflictand Cultural Hegemonyin the Followers of Oyo Lukumi Religion, 1850s–1920s» который дает нам исторические факты конфликта и изменение традиции Ифа-Ориша на Кубе. (Загрузить файл «Ladivision de la Habana: Territorial Conflictand Cultural Hegemonyin the Followers of Oyo Lukumi Religion, 1850s–1920s» )

Необходимо сначала ознакомится со жрецами и жрицами, участвующими в конфликте и изменение традиции Ифа-Ориша. Основу традиции Сантерии на Кубе заложили три женщины (Ийялориша-жрицы Ориша): Ma Monserrate ‘‘Apoto’’ Gonzalez (Oba Tero) и Na Rosalia Abreu (Efunshe Warikondo) обе из региона Egbado из Западной Африки и Timotea Albear (Ajayi Lewu, известную как Latuán из региона Ойо (Западная Африка).
В пределах традиции на Кубе, а именно Lukumi (Сантерия) эти три женщины высоко уважались. И вместе с тем, исторические факты говорят о конфликте и делении религиозной практики, которое произошло из-за Oba Tero (регион Egbado) и Latuán (регион Ойо, Западная Африка). Этот конфликт воздействовал на весь остров Куба.

ObaTero (MaMonserrate ‘‘Apoto’’ Gonzalez)

Из трех жриц Ориша, легенды которые окружают жизнь Oba Tero в Матанзасе, представляют самый богатый источник информации. Считается, что она умерла в сто лет в 1907 году. Oba Tero была привезена из области Egbado древней земли йоруба на Кубу в качестве рабыни. Жрица Oba Tero получила свободу от рабства в конце 1860-ых и приехала в город Гавана. Город предложил бывшим рабам много возможностей в терминах занятости и выживания.

Бабалаво Аде Шина

Считается что благодаря Бабалао Adeshina (Ño Remigio Herrera Adeshiná (Obara Meyi), жрица Oba Tero стала жить в Матанзасе. Бабалао Adeshina (имя означает, «Корона открывает дорогу»), уроженец Ойо, один из первых жрецов Ифа, которого завезли на Кубу. Истории сообщают, что когда Adeshina был пойман как раб, он проглотил свои икин Ифа и уже на корабле он смог получить свои икин (орехи пальмы из 4 глаз) и привезти их на Кубу.

Adeshina прибыл на Кубу в конце 1820-х годов и работал в качестве раба на сахарном заводе. После приобретения свободы (которую ему купили другие рабы йоруба) Adeshina приобрел дом в Santa Barbara, (улица Dahoiz 175). Между Adeshina и Oba Tero были близкие и доверчивые отношения. Согласно всем источникам, они были неотделимыми союзниками и, безусловно, репутацию Oba Tero на острове Куба поднял Бабалао Adeshina. Известно, что на Кубе конфликт начался во второй половине девятнадцатого столетия в Гаване между Oba Tero (регион Egbado) и жрицей из Ойо выдающийся Latuán (регион Ойо, Западная Африка).

Latuán (Timotea Albear)

Latuán (Timotea Albear) жрица Шанго из Ойо — была завезена на Кубу в 1863 году. Устные истории утверждают, что она любила много читать и была достаточно грамотной в отличие от других рабов. У Latuán и Evaristo (ее муж, который по некоторым источникам являлся уроженцем из Конго) было шесть детей: Rosa, Isabel, Dominga, Martin, Eligio и HerminioSeverino. Их внук Martin Zurria Albear, сын Dominga’s и самые старые из родственников помнят, что Latuan собирала всех своих детей и внуков вокруг себя на полу и рассказала истории об Африке и Ориша. К ней в Гавану приезжали из разных мест Кубы, чтобы просить ее услуг как жрицы и Оба Ориате (Oba Oriate) мастера церемоний. После смерти Latuan положение жречества Oba Oriate стало во власти мужчин. В 1944 году Oba Oriate положение стало почти исключительно мужской функцией. Она была известна за свое глубокое знание предсказания на 16 каури, молитв и заклинаний к Ориша и большую часть знаний, как свое наследие, она дала духовным ученикам и последователями. Несмотря на ее упорную природу в религиозных делах, она была описана как очень нежная, тихая и воспитанная женщина, которая рассматривала всех с предельным уважением. В 1870-х Latuan стала присоединенной к cabildo на Гаване, где она в конечном счете имела значительное влияние за ее способности как Oba Oriate. Со временем Latuan встретила Efunshé (Ña Rosalía Abreú), другую важную жрицу, которая будет вовлечена в последующую борьбу за власть и территорию.

Efunshé (Ña Rosalía Abreú)

Как и Latuán, Efunshé (Ña Rosalía Abreú) была весьма уважаемой Олориша (жрица Ориша) в Гаване. Она была уроженкой Egbado, как и Oba Tero, и возможно к тому же королевского происхождения. Некоторые из ее религиозных потомков настаивают, что Efunshe была принцессой в Африке. Они подчеркивают, что ее ученики никогда не позволяли ей ходить в городе; вместо этого, они носили ее на носилках, в кресле на двух жердях. Важность Efunshe была неоспорима. Факт, что к 1870-м Efunshe и Latuan установили сильную репутацию в Гаване. Latuan действовала как Oba Oriate для всех ее крестников (учеников). Источники утверждают, что Latuan и Efunshe были очень близки и выражали взаимное восхищение друг другом.

Происхождение конфликта

На острове Куба в период рабства больше всего завезли африканцев из региона Ойо. Они стремились расширить свою политическую и культурную гегемонию, основываясь на региональных образцах их вероисповедания как официальных для религии Ифа-Ориша на Кубе. В наши дни относятся с уважением к Latuan и Oba Tero, и лишь немногие из последователей Сантерии-Лукуми напоминают о территориальном конфликте и изменении традиции. Разногласия между Oba Tero и Latuán стали намного больше, чем соревнование за популярность, превратившись в войну, которая длилась в Гаване на протяжении нескольких лет. В пределах негласно установленных правил, жрицы использовали в своей войне друг с другом клевету, запугивание и силу, привлекая своих последователей. (Источник, труды Ramos, Miguel Willie «La division de la Habana: Territorial Conflict and Cultural Hegemony in the Followers of Oyo Lukumi Religion, 1850s–1920s»).

По итогу, после многочисленных столкновений и драк, эти две жрицы достигли понимания. Oba Tero уехала в Матанзас, а Latuan осталась в Гаване. С тех пор ни одна из них больше не посягала и не нападала на территорию другой. Конфликт между Oba Tero и Latuan больше базировался на этническом происхождении и региональных различиях в проведении Ориша посвящений (инициаций) и практики. В пределах территориальной практики Гаваны были установлены определенные правила проведения тех или иных церемоний, и любой, кто осмеливался привносить на эту территорию новшества либо исправления, которые тут считались навязыванием неверных знаний, являлся угрозой правильности исповедуемых и установленных законов.

Оba Tero утверждала, что Latuan изменяет религию, чтобы угодить другим африканцам, белым и мулатам. Oba Tero выступала против новых реформ или изменений, которые стали укореняться в Гаване. И хотя многие из ритуальных методов Oba Tero не соответствовали традиции укоренившейся в Гаване из региона Ойо, ее статус, законность как Ийялориша (жрица Ориша) никогда не подвергались сомнению. Она была признана как действительно ортодоксальная Ийялориша (жрица Ориша). Еще во время конфликта между жрицами. Появилась третья персона — Efunshe Efunshé (Ña Rosalía Abreú). Она соединилась с Latuan против жрицы Oba Tero, вводя адаптацию и новшества на ост. Куба в городе Гавана, вводя многие ритуалы, которые ранее не были известны на Кубе. Oba Tero же отказалась практиковать согласно новым стандартам или изменять обряды посвящения. Из-за этого отказа Oba Tero стали считать еретичкой в Гаване. На этом череда конфликтов не заканчивается. Существует много интересных историй связанных с Oba Tero и ее пребыванием в Матанзасе.

Именно Oba Tero по возвращение в Матанзас столкнулась с другим жрецом, который начал клеветать и дискредитировать ее, а так же использовать колдовство, пытаясь причинить ей вред. Жрица уничтожила его силой Ориша. После этого случая в ее авторитете и силе, как жрицы Ориша никто не смог усомниться или опровергнуть ее законное место. А кто хотел, боялся.

Другой персонаж, повлиявший на традицию Ориша на Кубе это Obadi meji или дважды коронованный. В конце 19-хначале 20-х веков из Матанзаса в Гавану прибыл инициированный в культ Ориша, как жрец Ошун Octavio Sama (Obadimeji), часто именуемый Lorenzo Ciriaco Sama. Он попытался начать практику Ориша в Гаване, но его посвящение признали не действительным и попросили подчиниться правилам Гаваны и регламенту Ориша посвящений региона Ойо. Следует отметить Octavio Sama (Obadimeji) был хорошо сведущим в африканских ритуалах и даже говорил на языке йоруба. Фактически, его язык йоруба был намного лучше, чем испанский. Latuan, обладавшая репутацией одной из наиболее уважаемых Олориша (жрица Ориша) и Oba Oriate в Гаване, сообщала, что практика Octavio Sama (Obadimeji) не была ортодоксальной. Именно поэтому в соответствии с “правилами” Гаваны, Octavio Sama (Obadimeji) пришлось пройти посвящение в Ориша Aganju. И, что самое интересное и смешное в этой истории, на третий день посвящения для Octavio Sama было выполнено предсказание (именно на третий день Ориша сообщают о предписаниях для новопосвященного и дают определенные табу для него через оракул), которое говорило о том, что Octavio Sama не лгал о его более раннем посвящении и жречества в Ориша Ошун. Именно поэтому ему дали имя Obadimeji или дважды коронованный. История сообщает, что после этого противоречия Latuan и Octavio Sama (Obadimeji) стали большими друзьями. Один из осведомителей Cabrera сообщил ей, что Obadimeji и Latuan были неотделимы. Фактически, осведомитель намекнул на заговор между двумя, чтобы ограничить функции жрецов Ориша из кубинской сельской местности. Известно, что Latuan часто бойкотировала обряды Олориша (жрецов Ориша), которые она считала сомнительным по стандартам Гаваны, отказываясь также предоставлять свои услуги как Oba Oriate. Octavio Sama (Obadimeji) стал единственным признанным учеником Latuan мужского пола, работающим рядом с ней и служащим её руками и глазами после того, как она постарела, и была не в состоянии, чтобы выполнить ритуалы самостоятельно. Интересно, после смерти Latuan, жречество Oba Oriate стало во власти мужчин, которые постепенно вытеснили женщин, до того времени осуществлявших эти церемонии. Ко времени смерти Octavio Sama (Obadimeji) в октябре 1944 года на Кубе жречество Oba Oriate было полностью исключительно мужской функцией. Octavio Sama (Obadimeji) был учителем двух известных жрецов — Tomas Romero (EwinLeti) и NicolasValentinAngarica (ObaTola). Интересный факт, что несмотря на то, что Octavio Sama (Obadimeji) обучался у женщины, одной из известных жриц Кубы, сам он за все время не обучил ни одну женщину.

Современное время

На Кубе в конце 1980-х и начале 1990-х годов ситуация традиционной системы ценностей резко и кардинально изменилась: на характер иностранцев, которые приезжали получать кубинские посвящения, никто не обращал внимание, так как деньги стали более важны, чем сама традиция.

(Источник Kevin M. Delgado, “Spiritual Capital: Foreign Patronage and the Trafficking of Santera,” in Cuba in the Special Period, Culture and Ideology in the 1990s, edited by Ana Hernandez Reguant (New York: Palgrave MacMillan, 2009) 60.

Кубинские Бабалао, бабалориша и ийлориша не отказывали иностранцам в посвящении, так как последние давали много денег.

(Источник, Kimbo describes this cycle as a chain through which family and friends of an initiated foreigner will seek out the Cuban padrinos for advice or initiation, creating a personal and economic relationship with Cuba and Cubans. In Dolores Pereira, Interviewed by the author, Matanzas, December 2007).

Факт, что оставались и жрецы с честью. Как и в любой традиции на земле есть истинные и ложные жрецы. Изменение и отхождение от африканских практик на Кубе продиктовано, прежде всего, из-за власти и денег. Источник Fernandez Robaina uses the word “fundamentalism” to explain moves to Africanize or Yorubize Ocha- Ifa. “.Lasanteria: africana, cubana, afrocubana?: Elementosparaeldebate,” 10-11.)
Многие из практиков в двадцатом столетии заинтересовались изначальной Ифа–Ориша в Западной Африке, чтобы заполнить промежутки в кубинском знании и очистить практику от католицизма и испанского колониального влияния. (Источник Betancourt Estrada, Interviewed by the author, Havana, November 2007).

В начале 1990-х годов на Кубе появились две общины: Ifa Iranlowo и Ile Tuntun. Обе организации разделяют цель открытия вновь и поддержания более ортодоксальных африканских практик, а не кубинского направления Сантерии. Виктор Бетанкоурт (Víctor Betancourt Estrada), глава Ifa Iranlowo описывает как “реструктурирование кубинской системы веры, спасение древних традиций икультурных корней, искаженных синкретизмом” (Источник Victor Betancourt, ElBabalawo: MedicoTradicional, (LaHabana: PaginaRegional, 1995), p. 4

Виктор Бетанкоурт (Víctor Betancourt Estrada) кубинский Бабалао, практик, исследователь традиции, управляющий “Letra del Año” (предсказание на год), его функция состоит в том, чтобы созывать пресс конференцию жрецов Ифа (Бабалао) на предсказание для будущего года. Он также член ЮНЕСКО, который выдвинул проблему о спасении потерянных традиций. С такой целью он создал проект — Ifa Ìranlówo на Кубе, что значит спасение Ифа и восстановление утерянных знаний. Виктор Бетанкоурт считает, что у религии Сантерии на Кубе нет достаточной эффективности. В интервью “El poder de Olokún” кубинский Бабалао Víctor Betancourt Estrada отвечает на вопрос Rogelio Fabio Hurtado, как он оценивает многовековое присутствие на Кубе христианских религий и их влияние на африканские традиции такие как: абакуа, банту и йоруба? Бабалао Víctor Betancourt Estrada отвечает следующее: “Синкретизм деформировал первоначальную литургию и создал внутренние проблемы. Часть разъединения внутри афро-кубинских культов была продуктом синкретизма. Мы преуспели бы в чистоте, если бы его убрали”. Афро-кубинская религия отклоняется в поисках обогащения, отсутствием этики, и проведения малоэффективных ритуалов и инициаций. Он считает, что потеря эффективности афро-кубинской религиозно-магической практики вызвано потерей изначальных знаний древней африканской традиций Ифа (Ориаша).

Фрагментированное знание Ифа изначально на Кубе по причине малом обучении завезенных жрецов на остров во время рабства. В Африке процесс обучения начинался с 7 до 14 лет, если этот этап заканчивается удовлетворительно и старшие жрецы признают, что их ученик эффективно усвоил уроки, он проходит Ифа инициацию. Другой этап обучения начинался с 14 до 21 года. Поскольку в период рабства были выбраны исключительно молодые люди для работы на плантациях, Виктор Бетанкоурт считает, что это были люди в возрасте 13 – 19 лет и по этой причине на Кубу не были завезены Бабалаво с соответствующим опытом и знаниями. (Источник ConversacionconVictor Betancourt, LaHabana, mayode 2002).

В связи с такими проблемами в кубинской традиции Сантерия (Оша Ифа) Виктор Бетанкоурт решил:
1. Восстановить изначальные церемонии и практику Ифа на Кубе.
2. Сбор Бабалао на каждый “Letra del Año” (Предсказание на Год.)
3. Восстановление инициаций, которые были на Кубе с 1860-1939 г. Восстановление утерянных и изучение новых стихов Ифа.

Опубликованные на сайте www.vincentwhite.ru материалы являются собственностью в соответствии с Законами «Об авторском праве и смежных правах» и «О средствах массовой информации». Авторское право на эти материалы принадлежит их автору. При распространении материалов сайта, ссылка на источник обязательна ww.vincentwhite.ru © Copyright 2000-2013, Vincent Whitе, All Rights Reserved.

Один комментарий: Сантерия-отличие от западно-африканской традиции Ифа (Ориша) (часть 2)

  1. Виктор говорит:

    Очень четко, благодарю Винсента Вайта за разъяснение этой темы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>